Интерфакс: Сто новых храмов у Москвы уже есть

За время пандемии программа строительства новых храмов в Москве не только не сбавила темпов, но и вышла на новый уровень.

О том, как удалось в локдаун сдать на два храма больше обычного, почему в России православные храмы строят и мусульмане, а также об отношении к вакцинации и планах на будущий год в интервью порталу «Интерфакс-Религия» рассказал куратор «программы-200», депутат Госдумы Владимир Ресин.

— Владимир Иосифович, Вы уже 11 лет курируете программу строительства храмов шаговой доступности в московских спальных районах. Как прошел этот год, что можно назвать главным достижением?

— Надо быть реалистами и признать, что два последних года не самые лучшие для мировой экономики. Но Россия страна удивительная – многое идет вопреки мировым тенденциям. Наша программа тому подтверждение. 3а 11 лет мы создали устойчивую организационную систему работ, которая обеспечивает высокий уровень прочности. Достаточно взглянуть на цифры. В 2019 году мы сдали в эксплуатацию десять новых храмов, в 2020 году – 12 храмов, в 2021-м – десять: восемь уже сдано, и два намечены на последние числа декабря. Причем в числе уже сданных два самых крупных храмовых комплекса — вместимостью свыше 1000 человек каждый: храм в честь Константина и Елены в Митине и храм Сретения Господня в Жулебине.

То есть планку «десять храмов в год», которую мы сами для себя поставили, удерживаем. Это скорее технический момент, пункт в дорожной карте программы, так как еще девять храмовых комплексов построены и готовятся к сдаче в эксплуатацию. Большую часть будем сдавать в первом квартале будущего года. Сейчас решается вопрос оформления всей необходимой документации, чтобы затем передать эти объекты на баланс РПЦ. 3десь, как в старом советском фильме, вам решать, какая оценка нам подходит лучше — «пять с минусом или четыре с плюсом».

Пандемия сказалась на всех. 3амедление темпов реализации благотворительного проекта ожидаемо и прогнозируемо, и мы заранее смогли перераспределить работу так, чтобы локомотив программы двигался на крейсерской скорости в режиме максимальной эффективности.

Впору удивляться, что в стесненных обстоятельствах люди продолжают жертвовать на строительство храмов, лишний раз подтверждая, что программа наша важная и нужная, люди голосуют за нее рублем.

— Сколько храмов построено с 2010 года и сколько площадок сейчас в работе?

— Сегодня на территории Москвы построены 99 храмовых комплексов и один уникальный по красоте храм на Филевском бульваре. Так что можно смело говорить, что 100 новых храмов у Москвы уже есть. 90 из них сданы в эксплуатацию. Еще девять комплексов готовятся к вводу. А если считать те, что построены и где уже завершены все строительно-монтажные работы, но ещё предстоит выполнить чистовую отделку и благоукрашение, то возведено уже 106 храмовых комплексов. Я говорю только о построенных в Москве храмах. А есть ведь и те, которые сегодня реставрируются в столице.

У нас 43 храма строятся, и ещё на 15 площадках готовятся к началу работ. По 51 объекту завершено оформление разрешительной документации, и еще по 21 храму идет оформление.

Программа интересна тем, что в ней есть место разным проектным решениям, различным строительным материалам, как самым инновационным, так и традиционно любимым на Руси. В ноябре вот сдали храм 12 апостолов на Клинской улице, а 11 декабря его уже освятил Великим чином владыка Парамон. Это деревянная, на 400 человек, в традициях древнерусского зодчества церковь. К слову о деревянных церквях, к концу года строители успели установить первую часть сруба «Сибирского храма» на Тихорецком бульваре. Мы его так между собой называем: храм строится из трехсотлетнего сибирского кедра. Когда закончим, в Москве появится крупнейший деревянный храм Центральной России. Кстати, это интересно ещё с точки зрения сохранения, преемственности традиций храмового деревянного зодчества. Дерево – православному человеку материал близкий. Такие храмы красивы и экономичны.

— Удалось ли наверстать темпы строительства после долгого локдауна 2020 года?

— Удалось. Локдаун был в 2020-м, и именно в тот год мы сдали на два храма больше, чем обычно. А это значит, Бог нам в помощь. Сбой графика из-за вынужденного простоя мы не просто наверстали, а, запараллелив некоторые виды работ, смогли улучшить показатели. При этом отдавали себе отчет, что ситуация на приходах и со сбором пожертвований, и с ходом работ разная. Сейчас все строители вакцинированы, соблюдают санитарно-эпидемиологические рекомендации на площадках. Хорошо бы еще и прихожане, москвичи сознательнее отнеслись к здоровью друг друга, активнее вакцинировались. Господь ведь путь им давно показал: для защиты наших граждан в стране есть надежная вакцина, только придите и сделайте ее.

Вся эта ситуация напоминает печальный анекдот о человеке, который каждый день молил Бога помочь ему выиграть в лотерею, на что Создатель, не выдержав, ответил: «Пойди и купи лотерейный билет». Вот и здесь, хочется перефразировать: «Пойди и сделай вакцину», ведь каждый день любой из нас думает о здоровье близких, мысленно обращаясь за помощью к Богу.

Пока же переносим некоторые субботние объезды стройплощадок в онлайн-формат, проводим видеоконференции. Как только коллективный иммунитет москвичей превысит 80%, вернемся к обычному режиму. Конечно, селектор для меня все равно, что вместо кофе пить цикорий. За годы работы я привык по субботам своими ногами «вдоль и поперек» пройти каждую стройку, а сейчас из-за пандемии порой приходится наблюдать процесс строительства по видеосвязи.

Хотя темпы строительства мы в целом наверстали, темпы финансирования чуть снизились. Как я уже говорил, эпидемия коронавируса сказалась на всех. Но даже в такое нелегкое время средняя цифра пожертвований сохраняется на допандемическом уровне. Люди не только жертвуют деньги на строительство храмов — они передают бесплатно стройматериалы и своим безвозмездным трудом помогают строительству.

Каждый новый храм, каждый новый приход – центр духовной и социальной поддержки, помогает москвичам пережить пандемию. Трудности сплачивают людей. Прихожане наших храмов организуют волонтерские мероприятия, бригады по доставке продуктов пожилым, маломобильным и малообеспеченным гражданам. Стараются помочь и поддержать в меру возможностей.

— Как выглядит «бизнес-план» программы строительства храмов на будущий год? Сколько церквей будет построено, какие наиболее заметные объекты планируется возвести?

— План выглядит довольно оптимистично. Например, освятить в следующем году мы запланировали порядка 20 комплексов. В текущем году начато строительство восьми новых храмов, по двум храмам идет подготовка к строительству, в 2022-м начнем строительство еще десяти комплексов.

Из-за пандемии в этом году у нас было освящено великим чином только четыре храма, но еще десять храмовых комплексов готовы к освящению. И есть надежда, что в следующем году, с учетом коллективной вакцинации, их освятят. А ведь и в 2022-м будут сданы и готовы к освящению еще порядка десяти объектов.

Проектирование храмов на месте не стоит. Мы решили ежегодно десять объектов сдавать и начинать проектирование десяти новых храмов. Этим активно занимается Единая служба заказчика Московской патриархии. Она контролирует проектирование в текущем году 14 объектов, а в следующем году будет координировать 13 проектов. Активно привлекаются к проектированию выпускники кафедры храмового зодчества МАРХИ. Все идет согласно принятой на 2022-2023 год дорожной карте.

Идет работа по оформлению, проектированию и строительству 283 храмовых комплексов (по состоянию на 16 декабря 2021 года). В их числе 205 храмовых комплексов в границах «старой» Москвы, 60 храмовых комплексов на присоединенных территориях (ТиНАО) и 18 храмовых комплексов сверх программы. В числе 283 комплексов и те 100, которые полностью готовы «под ключ».

На будущий год мы планируем сдать в эксплуатацию первую часть самого крупного храмового комплекса в Северном округе Москвы – каменный храм Святителя Спиридона, а ещё через год должны построить и сдать духовно-просветительский центр при нем. Будет развернуто в 2022-м масштабное строительство храмового комплекса в честь Дмитрия Донского в Северном Бутове. Москва на наших с вами глазах снова становится златоглавой и белокаменной.

Вы 11 лет наблюдаете за ходом программы, с закладки камня в основание первого программного храма на Дубровке, и рассказываете о наших делах. Мало ведь кто ожидал, что программа станет настолько всенародной и настолько любимой. Наш народ всегда за правду, он видит благие дела и хочет их совершать.

— Недавно Вы сказали, что Москве нужно не 200, не 300 и даже не 500 храмов. Сколько, как Вам видится, православных церквей нужно столице и до какой, соответственно, цифры в перспективе может дорасти «программа-200»?

— Рубеж в 200 храмов мы перешагнули и теперь называемся Программа по строительству православных храмов в Москве. Цель программы – построить столько храмов шаговой доступности, сколько москвичам требуется. К примеру, в ЦАО новые храмы по программе практически не строятся, потому что их там достаточно. Самый главный количественный показатель – одна церковь на 20-30 тысяч жителей при нормативе для пешеходной доступности около 1 км.

Ещё недавно в Москве, в так называемых спальных районах, порой не было ни одного храма. На 200-300 тысяч жителей ни одного! А с 2012 года Москва увеличилась в 2,5 раза. Патриарх упоминал о желании разместить в «новой» Москве 150 храмов. Пока же в программу включены 60 участков на территории «новой» Москвы. Потребность в церквях только растет.

Прежде чем построить более 100 новых каменных храмов, приходы строили небольшие деревянные временные церкви и часовни. Сегодня таких 112, еще 23 деревянные часовни включены в состав храмовых комплексов. А 11 деревянных храмов из временных станут основными, настолько красивыми их возвели. Красота и надежность не единственные причины, по которым их оставят как основные храмы. Ряд из них установлены на участках, где технически нет возможности вести крупное капитальное строительство из-за обилия существующих инженерных коммуникаций.

Вот и получается, что свыше 250 новых приходов золотыми куполами встречают своих прихожан в самых разных уголках Москвы.

Наша программа, народная и благотворительная, подчеркну — именно благотворительная, помогает снять нехватку храмов, и эта программа будет действовать, пока есть потребность в новых церквях, а не для достижения каких-то конкретных красивых чисел. Когда москвичи решат, что им достаточно храмов, тогда будем праздновать победу и успех крупнейшей благотворительной программы в мире.

— Как часто Вы получаете письма противников строительства новых церквей? Изменилось ли, по Вашим оценкам, их количество за последние годы? Что не устраивает этих людей в большинстве случаев?

— Письма противников строительства приходят крайне редко, это скорее исключение из правил сегодня. А вот письма с просьбой помочь построить церковь, причем не только в Москве, но и в других регионах России приходят очень часто. При старте программы, как у любого нового проекта, и у нее были те, кто «за» и те, кто «против». Мы отказались от 27 участков из намеченных двухсот, причем в основном из-за технических особенностей участков, а не из-за протестов.

11 лет работы программы показали, что протесты — по большей части вещь, управляемая извне. Причем возникают они во время очередного электорального цикла, под какие-либо выборы, чтобы таким образом набрать лидерам протестных акций политические дивиденды. Слава Богу, народ у нас мудрый — всегда разберется, где правда, а где политическая игра.

Надо москвичам активнее участвовать в общественных слушаниях, на которых решается. строить храм на конкретном участке или нет. Учитывается мнение большинства.

Типичный случай строительства храма начинается с создания прихода. Складывается дружная община, которая занимается благотворительностью, настоятель вместе с приходом окормляет различные учреждения с уязвимыми категориями граждан, занимается образовательной и досуговой деятельностью. Затем, обретя достаточно число сторонников и поддержки, приход может обратиться к нам в программу с просьбой помочь организовать новое строительство.

— Сколько новых рабочих мест дает городу программа строительства новых храмов? Каков примерный национальный состав строителей, много ли среди них мусульман-гастарбайтеров?

— Есть такая формула: на одного строителя приходится 45 смежных участников. Дело в том, что в этой формуле учитываются практически все направления отрасли, начиная с производства строительных материалов и технологий, контрольно-надзорных структур и организаций, обслуживающих строительную отрасль.

Если не углубляться в теорию, то по факту можно смело говорить, что в постоянной производственной загрузке на строительстве храмов находятся полторы-две тысячи человек. При этом есть еще довольно большая часть людей, которые, являясь жертвователями, дарят свой труд для благого дела – помогают строить храмы, работая безвозмездно.

У нас в программе трудятся люди разных национальностей и разных конфессий. Есть среди рабочих и мусульмане. Мы не по национальности или вероисповеданию выбираем рабочих, а по их профессиональным качествам, по мастерству. И так будет всегда. Мы не Америка и не Европа, мы – Россия. Это у них храмы идут с молотка или перепрофилируют под ночные клубы. Мы в России храмы строим и восстанавливаем.

Строитель — профессия интернациональная. В России много умельцев и мастеров своего дела. Это связано с местом проживания и тем производством, которое в регионе сложилось исторически, развито, наличием там традиционного для региона природного строительного материала, в том числе натурального камня или древесины. Словом, россияне могут и умеют делать абсолютно все. У нас многонациональный и самодостаточный народ.

Источник: